Письма в никуда, спрятанные могилы и старая военная форма" />

Азербайджанские ветераны рассказывают о Второй мировой войне

Письма в никуда, спрятанные могилы и старая военная форма

Впервые опубликовано 9 мая 2018 года

В Азербайджане с каждым годом становится все меньше ветеранов Второй мировой войны. Тем ценнее истории, которые они рассказывают.

Вторая мировая война в Азербайджане: переоценка

9 мая в Грузии. Ветераны вспоминают, как оказались на войне и через что прошли

Азербайджанцы рассказывают о дедах-ветеранах

Аскер Агаев, 1922

В 1940 году я поступил в Морскую академию. Когда началась война, нас прямо из университета забрали в Севастополь. Мы должны были производить разведку на подводных лодках, чтобы определять объекты, которые будут бомбить.

На подводной лодке мы никогда не знали, куда плывем. Пока плыли, знай себе писали письма. Обменивались ими, мол, если кто-то из нас умрет, другой отвезет письмо родным.

А я не знал, кому пишу. Потому что у меня никого не было — ни отца, ни матери, ни брата, ни сестры.

В 1945 году День победы я отметил в румынском городе Констанце. На родину не вернулся, потому что в Баку меня никто не ждал.

Потом меня послали работать в Моздок. В 1967 году я обзавелся семьей и только тогда вернулся в Баку.

Исмаил Фараджов, 1924

Я служил в 77-й дивизии. Был в Берлине.

Как-то в Молдове, возле места под названием Измаиллия, мы попали под сильный огонь. Тогда 204 азербайджанца погибли и многие были ранены.

Всех мертвых похоронить было невозможно, мы просто рыли большие ямы, сваливали туда трупы и засыпали землей. Никак не отмечали эти места, чтобы «могилы» не нашли и не разорили.

В 1945 году я приехал из Берлина в Москву. Пожил там год, а потом вернулся в Баку и стал работать учителем истории.

Мария Степанова, 1923

Я родилась в России, в Оренбургской губернии. Когда началась война, пошла на фронт добровольцем. В 1942 году участвовала в боях за Сталинград.

Во время наступления за нами следом всегда шли медсестры. В одном из сражений мы пришли на поле, где до нас немцы разбомбили другой полк, там было очень много раненых. Как сейчас помню, одна из наших медсестер помогала раненому, а он говорит ей, мол, уходите, а то вас тоже убьют. Она ему ответила: «У меня брат на войне, может, он тоже сейчас ранен, что, если ему никто не поможет?»

В 1945 году я вышла замуж за азербайджанского парня, с которым познакомилась на фронте, и переехала в Азербайджан.

Александр Гритченко, 1922

Из-за того, что мы были в морских войсках, нас призвали на фронт первыми. Мы подолгу не сходили на сушу. Приходилось обходиться тем запасом провизии, что был на корабле. Старались делить так, чтобы никто не голодал. Честно говоря, чаще всего нам было не до еды.

Больше всего мы хотели, чтобы все это кончилось и мы вернулись домой живыми.  Очень было страшно.

Сейфулла Бахышов, 1922

Я был в артиллерии. Участвовал в боях в Украине, Белоруссии. Два раза был ранен.

В 1945 году мы стояли под Берлином и ждали приказа, чтобы войти в город. Потом пришло известие о победе, и мы отправились из Германии в Москву. А потом я долго не мог вернуться домой – нам все говорили, что солдат не хватает. В 1948 году только отпустили.

Когда возвращались, нам сказали, чтобы мы сдали новую форму, а взамен выдали старую. Формы тоже не хватало.

Facebook Comments

Читайте также